Arvi the Hacker (Арви Хэкер) (arvi) wrote,
Arvi the Hacker (Арви Хэкер)
arvi

Categories:
  • Music:

Легенда: «два месяца прошло…».

Размышляя над «Легендой о несбывшемся грядущем» (mp3) argonov'а я (не без помощи других жж-юзеров) нашёл интересный ракурс, дающий ответы на многие неотвеченные вопросы и объясняющий то, что другие объяснения скрывают. Начну с того, что «Легенда» содержит три трагические истории:

  1. История Светланы Лимаевой, её кросс-возрастной любви к женатому Милиневскому, раннего ухода из жизни в стиле Джульетты с любопытной причиной «так надо».
  2. История АСГУ — ИИ без права на личную жизнь и самостоятельный выбор, вмешательства программистов в её искусственный интеллект и потерю ею самосознания, ощущения ею себя неполноценной по сравнению с людьми. Тоже своего рода смерть при жизни. Да и закончилось всё её сознательной гибелью-жертвой ради внедрённых догм.
  3. История всего человечества, разбитого на два лагеря и уничтожившего себя в результате ядерной войны при попытке СССР навязать Земле коммунизм силой.

И получилось у меня, что все эти три трагедии передают одну и ту же идею, напоминающую «Бабочку» Рэя Бредбери — мультимедийно, то есть для разных аудиторий, людей с разным типом восприятия.

АСГУ и Лимаева связаны ассоциативно, общим голосом озвучивающей Ариэль, что даже выводится в опере на текстуальный уровень — загадка, мучавшая Милиневского, который тщетно пытался её разрешить, спрашивая «в лоб» обоих главных героинь и программиста товарища Соколова. Не напоминают ли истории АСГУ и Светланы друг друга?

Прежде, чем продолжать, заметим, что в «Легенде» нет Интернета. В СССР была построена собственная Государственная Информационная Сеть, которая была объединена с АСГУ, когда той исполнилось девять лет. Именно через ГИС молодая АСГУ имела доступ к компьютерам СССР и терминалам дружественных соцстран.

Я, да и другие слушатели оперы, уже выдвигали предположения о влиянии АСГУ на Светлану — девушку-подростка из закрытого города. Внимательное прослушивание лирического трэка «К призрачному свету» (12) показало, что Светлана честно спела окружающим об этом воздействии: однажды, сразу после выступления Милиневского («лишь погас экран») АСГУ «сквозь толщу микросхем» показала ей «сон», «довершивший образ» генерального секретаря, где зрительница-Светлана «так странно вдруг» была вместе с ним. Эта хэкерская видеовставка и заставила Светлану верить в свою исключительность, искать личной встречи с Милиневским и честно рассказать ему о своих необычных чувствах.

Как Светлана была выбрана АСГУ? На мой взгляд, это обычный поиск по базе данных среди женщин СССР, на основе сходства голосов. Некий аналог современных «служб знакомств», клиенты которых подбирают друг друга по возрасту, полу, цвету волос и т.д. Скорее всего, этот поиск был выполнен ещё раньше — когда АСГУ искала-«моделировала» наиболее подходящий голос для себя, возможно, анализируя доступные ей записи женских голосов. Впрочем, это смелое предположение, т.к. Светлане в то время было около трёх лет.

В таком сопоставлении опера посвящена зеркальным (взаимным) вмешательствам в личности и судьбы, взаимодействию разумных существ из плоти и микросхем. Искусственный интеллект вмешивается в жизнь людей как на уровне страны (берёт на себя управление производством — «неоднозначный подход»; военную службу), так и на уровне отдельных личностей («наивно прославляющая властелина» страна; «любовь народная» Светланы к генсеку), принося свои машинные плоды, непостижимые для людей.

С другой стороны, программисты грубо вмешиваются в личность АСГУ («внутреннее я»), внося в её память догмы «учения великого» — высшее счастье достигается только в труде на благо народа и заботе о ближнем. Это вмешательство приводит к тому, что АСГУ начинает из догматических соображений предлагать Милиневскому заведомо ложные шаги — которые сама не считает правильными. Замечу, что в программе АСГУ отсутствуют инстинкты самосохранения, которые Милиневский считал подразумевающимися и, опираясь на которые, пытался объяснить ей высшую ценность человеческой жизни (23. «Узел»). Однако рассчитанные на людей догмы задали АСГУ совсем другую высшую ценность, и в своей бесконечной самоотверженности АСГУ пошла на нелогичные шаги, приведшие её к саморазрушению, а человечество к уничтожению.

Вмешательство госуправления (АСГУ в СССР отвечала за «особый отдел») в личность Светланы привело к другому результату. С одной стороны, Светлана тоже пришла к тому, что ей «надо» пожертвовать собой ради счастья возлюбленного. С другой стороны, её намёк на учение Фёдорова был уловлен Милиневском и оставил слабую ниточку возрождения. Заморозив себя, Милиневский мог бы «воскреснуть» со Светланой тогда, когда проблемы с семьёй останутся в прошлом. Трансгуманистическая технология могла даже сравнять их в возрасте.

По другой причине, нежели АСГУ, генсек Милиневский даже не задумывался о личном риске, посвятив себя решению сложных международных проблем. Проблемы тоже интересно разобрать. СССР гамбитом в Иране спровоцировали на вооружённое выступление, навязывание коммунистических идей семнадцати странам с помощью военной силы. В переломный момент коммунистам, чтобы прекратить войну и закрепить завоевания, пришлось положиться на случай.

Отдельно хотелось бы отметить этот вынесенный в пролог и эпилог оперы «Случай — полный господин». С одной стороны, случай это тот выпавший 2% шанс уничтожения человечества, о котором предупреждалось в «Узле». С другой стороны, в том же «Узле» упоминался и другой случай, случайная находка неочевидной схемы нанесения ядерного удара. В прошлых отзывах я приписывал его Ганимеду, американскому компьютеру.

Ещё один «случай» упоминался зав. отделением (25) — по отношению к странному вмешательству уже не в судьбы человечества, а в судьбу Светланы Лимаевой. Развитие этого сопоставления может привести к поистине теологическим дебатам, особенно учитывая отчество академика Плотникова, возглавившего неуничтоженный СССР и давшего жизнь АСГУ, а также попытку «волшебной палочкой» ядерного удара «перенести христианский рай на Землю». Поэтому здесь промолчу, оставив дальнейшие спекуляции более безбашенным и менее атеистическим ораторам. :-) Кстати, «Зима» (31) также поднимает, но оставляет без ответа вопрос «простой случайности итог иль рок?»

Последняя любопытная тема, мною ещё не поднимавшаяся, это противопоставление Виктором Аргоновым двух путей. Путь Милиневского с заранее известным результатом («что наша цель ясна, что знаем мы, что ищем за порогом») и путь Лимаевой в неизвестное, ради самого пути — «пусть я не знаю, что должно случиться, но я хочу, чтобы этот миг продлился». Первый, вместе с другими чиновниками, готов поступиться эффективностью управления и даже жизнью на Земле ради приведения своего народа к обещанной цели. Вторая идёт на прекращение собственной жизни ради неизведанного, причём собирается совершить личный скачок в коммунистическое общество всеобщей любви, доверившись непроверенным идеям Фёдорова.

Светлане не ответить на вопрос Милиневского «Что дальше? Что из этого может выйти?», но её слепая решимость влияет и на звукооператора, и на самого генсека — а, через него (привыкшего к тому, что голос АСГУ вещает истину), на всё человечество. Отмечу, что за самой АСГУ в «рассвет дня иного» Милиневский не пошёл, предпочтя приструнить опасной, как оказалось, «заплаткой» самостоятельность машины.

Tags: ЛоНГ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments